Новый электоральный фактор

Новый электоральный фактор

В 2009 году, в молдавской политике появился новый электоральный фактор, играющий очень важную роль в выборах, с тех пор и до нынешнего денька. Речь идет о диаспоре. 1-ая большая победа Диаспоры была отправка партии коммунистов в оппозицию (конкретно из-за диаспоры, партии коммунистов не удалось получить 61-й «золотой» глас, который позволил бы им остаться у власти еще, по наименьшей мере, четыре года). 2-ая ее большая победа в том, что демократические проевропейские силы остались у власти после преждевременных парламентских выборов от 8 ноября 2010 года. Были и другие победы, а беспримерная мобилизация диаспоры на президентских выборах в воскресенье, еще раз показала, какой электоральной силой она обладает.

Но в воскресенье, во втором туре президентских выборов, выделился новый избирательный фактор — приднестровские избиратели. Таковой же застенчивый, как и глас диаспоры в 2009 году, глас приднестровцев, но, сыграл важную роль в победе Игоря Додон в борьбе за пост президента. Таким образом, мы можем представить, что, так же как диаспора в 2009 году, из маленького комочка выросла до электоральной лавины, так и  снежный ком, сформированный приднестровскими избирателями, может вырасти в нечто большее в наиблежайшие годы.

В воскресенье, хотя на голосование и не пришло впечатляющее число приднестровцев, им удалось стать небольшим пеньком, который перевернул огромную повозку. А это значит, что с этого момента, соответственному сектору избирателей будет оказано все больше внимания, даже если они, в отличие от молдавской диаспоры, не очень интересуются тем, что происходит на правом берегу Днестра и их голоса, быстрее всего, манипулятивные, а не осознанные.

Почему я убежден в том, что приднестровские избиратели будут с этого момента рассматриваться с особенной осторожностью в качестве электоральной материи? Приведу только несколько примеров. На последующих парламентских выборах (преждевременные либо обыденные) те, более 400 тыщ избирателей, могут поменять ситуацию в Приднестровье, обеспечив пророссийским силам не только обычное большая часть, а даже конституционное большая часть! Другой пример — если Р. Республика Молдова перейдет к смешанной либо одномандатной системе (об этом говорится все больше в последнее время), мобилизуясь, приднестровские избиратели сумеют заполучить существенное количество мест в Парламенте Кишинева. Таким образом, Приднестровье будет принимать конкретное роль в управлении публичными делами на правом берегу Днестра, и будет иметь значимое слово относительно наружного вектора развития страны. 3-ий пример — запланированный референдум по вопросу объединения Республики Молдовы с Румынией в 2018 году (о котором так напористо молвят юнионисты). Если сейчас юнионисты допускают, что результаты референдума могут быть успешными (беря во внимание нарастающее разочарование населения и повышение числа людей, которые все почаще посматривают на обратный сберегал Прутка), то в случае мобилизации приднестровцев, у этого референдума не было бы никаких шансов на фуррор.

Итак, колеблется ли еще кто-нибудь в том, что после роли, которую сыграли в президентских выборах от 13 ноября, приднестровские избиратели будут рассматриваться в качестве нового избирательного фактора с определенным весом?!

Игорь Волницкий

Related posts